ПЕСКОВАТКА, с.


"Село Усманского района Пригородного сельсовета, рядом с г. Усманью. Прежде - просто Песковатка. Возникла в начале XVII в. В источниках 1629 г. (ПИП, 255, 256) о ней говорится: «Село Песковатое на реке на Усмани, а в селе церковь во имя архангела Михаила древена». 
Далее упоминаются имевшие в селе поместья и землю дети боярские и казаки Василий Федосеевич Кунаковский, Ермолай Афанасьевич Попов, Григорий Семенович Козлов, Клементий Федорович Смагин и др.
В 1893 г. на даче близ Песковатки жил революционер, врач Н.И. Исполатов. В лесу собирался созданный им кружок усманской прогрессивной интеллигенции.
Название села - по песчаному грунту и по первопоселенцам-казакам".

В.Н.Прохоров "Липецкая топонимика".
Воронеж, 1981 г.


Одним из наиболее старинных посе­лений Усманского района была Песковатка, или, по старому наименова­нию, Песковатое, возникшее вскоре после 1615 года.

На северо-восточной окраине большого черного леса, у «Татарского перелаза» через реку Усмань, на Песковатой поляне, воронежский воевода разместил 25 дворов поместных казаков во главе с есаулом Терентием Осиповым. Казаки должны были сторожить на этом месте, которым конные татарские шайки пробирались из битюцких степей к селам по реке Воронежу. Не раз бывали тут кровавые схватки русских с кочевниками. Недаром поляна поблизости от села носит название Шеломенской, напоминание о том, что бойцы «шеломили» здесь врагов.

За службу новопоселенцы-песковатцы получили в надел по 75 гектаров поместной земли («50 четей в поле, а в дву по тому ж»). Но тяжела и опасна была служба, и уже к 1629 году 8 казаков ушли отсюда, а их места заняли служилые люди — дети боярские Дементий Невзоров и другие.

Обширные земельные угодья требовали рабочих рук, и у песковатцев появилось по не­скольку дворов крепостных крестьян, беглых из внутрен­них уездов государства*. Так, из документов известно, что в 1636 году в Песковатое сбежа­ли от помещиков из Пронского уезда 2 крестьянские семьи, а в 1637 году оттуда же — еще одна. Всего у песковатских детей боярских насчитывалось 20 крестьянских дворов.

Участившиеся в тридцатых годах набеги крымских татар заставили принять оборонительные меры для защиты «проворотья» между лесными массивами по реке Усмани и реке Излегоще. Жители усманских сел еще в конце 1640 года возбудили перед Москвою ходатайство об этом, получили оттуда согласие и приказ воеводе Воронежа, но только осенью 1642 года осуществилось строительство укреплений. От деревни Демшиной на реке Излегоще до села Песковатого были поставлены в два ряда дубовые надолбы — врытые в землю бревна, скрепленные между собой бревенчатыми же связями.

Однако надолбы оказались малонадежной защитой во время крупных набегов кочевников в 1643 и 1644 годах. «Такого разорения, потравы и полону нашим украйнам не бывало», писали в Москве об этих годах. В середине июля 1643 года татары проломали надолбные заграждения на протяжении 150 сажен и двухтысячной ордой прорвались к нашим селам. От Песковатого татары успешно были отогнаны казачьей сотней.

Через месяц, 16 августа, снова до 500 татарских конников подошли к Песковатому, где их встретили казаки под командой сотника Д.Невзрова и отбили нападение.

В 1644 году наиболее опустошительные набеги произошли между 18 августа и 15 сентября. Татарами были уничтожены села Студенки, Боровое, Нелжа, деревни Савицкое, Демшино. Сильно пострадали и села Песковатое, Излегоща, Ступино.

Московское правительство, встревоженное таким разорением своих окраин, решило предпринять устройство по юго-восточной границе государства грандиозной оборонительной черты. Осенью 1644 года в Москву отовсюду были вызваны представители для обсуждения местных условий наиболее эффективного строительства «крепостей».

15 января 1645 года боярской думой был решен вопрос об устройстве усманского звена оборонительной черты, с городом — крепостью на реке Усмани и земляным валом от реки Усмани до реки Боровой.

Назначенный для проведения строительства на Усмани воевода С. М. Вельяминов с большим обозом и сильным воинским отрядом двинулся из Москвы в середине марта и в распутицу добрался до села Песковатого, расположившись там своим станом. Отсюда, не ожидая спада полой воды, были начаты изыскания мест для построения города и проведения земляного вала. По одному из вариантов город строить предполагали в Песковатом, но в дальнейшем отказались от этого, найдя. более удобное место. В Песковатом же, «на речке на броду, на Татарском перелазе», была поселена слобода полковых казаков из 50 дворов, «брод и Татарский перелаз заставлены дворами». В лесу, за рекой Усманью, до Шеломенской поляны была устроена засека, засека сделана и по берегу реки. В реку на мелком месте погрузили дубовые колоды с набитыми на них частыми заостренными колышками («частик»). Старую гать перегородили надолбами.

Старых жителей Песковатого — детей боярских осталось к 1645 году всего 10 дворов. Они поселились отдельной слободой (теперь Боярская или Дальняя Песковатка). Потомки их — Невзоровы, Путили-ны, Вендеревские и другие и поныне проживают в Песковатке.

Под устройство города и «испомещение» вновь набранных служилых людей была взята земля песковатских помещиков, «которые не в лицах и которые от татарской войны разошлись по разным городам».

Казакам Песковатого пашенной земли было дано по 30 гектаров на двор. Рыбная ловля отведена на Маклаковском плесу реки Усмани, сенокос по 50 копен — по Излегощинской вершине и «отхожий» — за рекою Усманью у Липяга и в степь к реке Байгоре.

К 1676 году в Песковатом имелось 12 дворов детей боярских, 50 дворовых полковых казаков, 5 дворов «бобыльских» и 5 церковных. В 18 веке бывшие казаки и дети боярские стали именоваться однодворцами, а в 19 веке — государственными крестьянами.