Эртель Александр Иванович
Эртель Александр Иванович

На зда­нии старинного особняка по улице Ко­това, 32, установлена мемориальная доска с надписью: «В этом доме в 1884-1876 г.г. жил русский писатель-демок­рат А. И. Эртель».

Дом этот необычный. Оказывается, в захолустной Усмани в 70-х годах 19 века существовала официально зареги­стрированная частная библиотека для чтения-мещанина Ивана Васильевича Федотова, вла­дельца дома, что представляло крайне редкое явление для тогдашней России и Усмани, в частности.

Читатели разделялись на 3 разряда, в соответствии с этим были определе­ны залоги за чтение на год. Но извест­но, что И.В. Федотов представлял свои книги и для бесплатного чтения при условии бережного отношения к ним.

 

 

 


Заветной мечтой Ивана Васильевича была передача его личной библиотеки в дар родному городу.

И вот после хло­пот через московскую купчиху А. И. Серебрякову он эту мечту, наконец, осуществил: 28 апреля (10 мая) 1891 года после передачи собрания книг в Усмани была открыта библиотека в помещении городской управы.
Хозяин книг до открытия библиотеки не дожил, поэтому первой заведующей библио­текой стала его дочь Мария Ивановна Федотова,  первая жена Александра Ивановича.

Александр Иванович Эртель отзы­вался об И.В. Федотове так: «Это был во многих отношениях замечатель­ный человек... В политике он был умеренный специалист, в философии материалист и отчасти поклонник Шопенгауэра. В искусстве — обожа­тель Байрона и Тургенева, очень це­нил Щедрина... Начитан­ность у него была изуми­тельная...»

От характеристики хо­зяина дома перейдем к А. И. Эртелю, писателю, публицисту, отечествен­ному деятелю, чье твор­чество неразрывными нитями связано с усманским краем.

Родился А. И. Эртель 7 июля 1855 г. в. с. Ксизово Задонского уезда. С семидневного возраста он жил и воспитывался в се­мье помещика Савельева в селе Александровке (ныне Добринс­кого района). С 1873 г. Александр Ива­нович стал работать конторщиком в имении помещика Охотникова в с. Новочеркутино. Отсюда часто приезжал в Усмань, где сблизился с местным ме­щанином-книголюбом И. В. Федото­вым. Вскоре Эртель женился на его дочери Марии Ивановне. Через полго­да он оставляет службу в имении Охот­никова, живет в соседнем селе Ольховке, а затем вместе с Федотовым арен­дует хутор.

В Усмани Александр Иванович Эр­тель встречается со многими интелли­гентными людьми того времени. Од­ним из них стал писатель-народник П. В. Засодимский. Под его влиянием де­лает первые пробы пера, размышляет. Написал свои первые литературные произведения «Переселенцы» и «Пись­мо из Усманского уезда».

В 1878 году с семьей приезжает в Петербург и работает заведующим библиотекой писателей и обществен­ных деятелей. Именно здесь судьба све­ла его с Тургеневым, Успенским, Гар­шиным, Златовратским и другими пи­сателями. В 1880 г. в журнале «Вестник Европы» стали печататься «Записки степняка» А. И. Эртеля, которые с осо­бым интересом были встречены усманцами, ибо они легко угадывали ха­рактеристики личностей, ставших про­тотипами героев его произведений. Об этом факте засвидетельствовал И. В. Фе­дотов в письме к Эртелю следующими словами: «Те номера журналов, где помещены твои очерки, вырываются усманцами друг у друга с нетерпени­ем».
Ухудшившееся здоровье застави­ло Эртеля вернуться в 1880 г. в Усмань и поселиться у матери на хуторе Грязнуша. Здесь он пишет повесть «Волхон­ская барышня».
В 1884 г. А. И. Эртель посажен в Петропавловскую крепость за связь с народниками, но из-за болезни (чахот­ки) освобожден и направлен в ссылку в Тверь. Там продолжает писать, рабо­тать над своим главным произведени­ем «Гарденины», предисловие к кото­рому написал Л. Н. Толстой с очень хорошим отзывом: «...удивительный по верности, красоте, разнообразию и силе народный язык».

В 1890 г. Эртель, сменив место жи­тельства, снимает в аренду небольшое имение Елисеева в 12 верстах от стан­ции Графская, где создает роман «Сме­на».
В 1891-92 годах, когда Россию по­стиг голод, А. И. Эртель, как и многие другие русские интеллигенты, оказы­вал помощь голодным крестьянам, организуя для них бесплатные столо­вые, построил две школы для кресть­янских детей.
Во второй половине 90-х годов Эртель оставил литературную деятельность.
Умер он в Москве в фев­рале 1908 года, похоронен на Новоде­вичьем кладбище рядом с могилой А. П. Чехова.

Хотелось бы сказать, что в произ­ведениях Эртеля даются описания Ус­мани, ее обыватели, отдельные собы­тия. Так, в «Гардениных» описаны унылые запыленные улицы города, «десятая» ярмарка, труднопроходи­мая гать за Девицким мостом. В «Смене» — общая картина «Городка Зет», образ жизни его обитателей, открытие публичной библиотеки. В романе «Смена» «миллионщик» А. Р. Ал­феров и его сын Иван Антонович близки к подлинному портрету усманских купцов Г. Д. и А. Д. Сукочевых. В ро­мане «Гарденины» ку­пец И. Ф. Еферев — это известный книголюб И. В. Федотов, а в рассказе «Обличитель» выведен уездный пред­водитель дворянства М. А. Охотников (Ахулкин). В рассказе «Идиллия» под фамилией Г. А. Пожарского угадыва­ется местный помещик, земский дея­тель Г. Б. Бланк. Таких примеров мож­но приводить много. Получается, А. И. Эртель дал правдивое изображе­ние жизни усманского края 80-90 го­дов XIX века. Немало у него и пей­зажных картин, с бесконечной жиз­нью степей, «тенистыми рощами с заботливым гамом грачей, мечтатель­ным переливом иволги и серебрис­тыми трелями соловья...» Все это, по­нятно, делает его близким для нас и дорогим человеком. Его именем в го­роде названа одна из улиц.

***

ПИСАТЕЛЬ И УСМАНСКИЙ КРАЙ

Местом рождения та­лантливого писателя-демократа, нашего земляка А. И. Эртеля   его является село Ксизово Задон­ского уезда. Отец писателя, Иван Александрович, в те годы служил управляющим в имении Савельева на Плавице, т. е. в Усманском уезде.

Савельев был крестным отцом Александра Ивановича, и в его доме ребенок провел свои пер­вые годы. Прослужив 4 года у помещиков Охотникова и Кряжева в Прибитюжье, отец писателя снова вернулся на Плавицу, на этот раз к помещице Филиппо­вой, в 45 верстах от города Ус- мани. Здесь, на Плавице, писа­тель получил свои первые «впе­чатления бытия», здесь познако­мился с землевладельцем И. И. Богомоловым, выведенным в ро­мане «Гарденины» под именем купца Рукодеева, который приу­чил юношу к чтению серьезных книг.

В 1873 году А. И. Эртель на­чал работать конторщиком в имении М. А. Охотникова в 35 км от Усмани (с. Березняговка). По делам имения ему часто приходилось бывать в го­роде, где он сблизился с купцом- книголюбом И. В. Федотовым, беседы и оживленная переписка с которым оказали на писателя огромное влияние.
В 1875 году, не имея 20 лет от роду, писатель женится на до­чери Федотова, Марии Иванов­не, которой посвящает свои пер­вые произведения.
В Усмани Александр Иванович входит в кружок образованных, интеллигентных людей, «полиру­ется», по собственному выраже­нию, очень много читает, чем восполняет для себя отсутст­вие школьного образования.

1875 году осенью Эртель остав­ляет службу в имении Охотни­кова, живет в соседнем селе Ольховке, а затем совместно с Федотовым арендует небольшой хутор.

В 1876 году в доме Федотова знакомится с писателем-народни­ком П. В. Засодимским, приез­жавшим несколько раз к своей жене, служившей в Усмани аку­шеркой. Засодимский бывал и на хуторе у Эртеля, сошелся с ним, одобрил его первые литератур­ные попытки и, в конце концов, весной 1879 года помог пере­браться в Петербург, где устро­ил заведующим частной библио­текой, ввел в писательские кру­ги.

Еще в Усмани Эртель начал писать свои рассказы, впоследствии составившие его «Записки степняка», сразу принесшие ем; известность. В Усмани же Эртель начал работать над повестью «Без почвы», в которой описал усманских помещиков-земельцев с их карьеристскими стремлениям» к власти и влиянию. Повесть эта так и осталась незаконченной.

В начале 1879 года а еженедельном журнале «Русское Обозрение» появился первый очерк Эртеля «Переселенцы», а в фев­ральском номере журнала «Слово» очерк «Письмо из Усманскогс уезда», посвященный больному вопросу крестьянского кредита. В ноябрьском номере журнале «Дело» напечатан рассказ «Два помещика» из серии «Записок степняка». Эти рассказы, рисую­щие неприглядные образы мест­ных деятелей, в Усмани вызвало волнение. И. В. Федотов писал Эртелю: «Те нумера журналов, где помещены твои очерки, вы­рываются усманцами друг друга с нетерпением...»

Вернувщись в Петербург, Эр­тель заводит знакомство с рево­люционными кругами, его зашиф­рованный адрес находят в пере­писке арестованных, вследствие чего арестовывают в 1884 году его самого, сажают в Петропав­ловскую крепость, затем в дом предварительного заключения и, наконец, направляют в ссылку в Тверь.
В 1889 году печатается наибо­лее известное произведение А. И. Эртеля роман «Гарденины, их дворня, приверженцы и враги», получивший высокую оценку Л. Н. Толстого, давшего роману свое предисловие.

В 1890 году Эртель снял в аренду небольшое именьице Емпелево, в 12 верстах от станции Графская, занимался сельским хо­зяйством и продолжал писать. Им напечатаны роман «Смена» (1891), повесть «Карьера Стру­кова», пьеса «Бабий бунт», рас­сказы «Минеральные воды», «В сумерках» и др. В 1896 году из-за материальных обстоятельств Эртель начинает работать уп­равляющим в ряде имений и отходит от литературных заня­тий.
Он умер в Москве в фев­рале 1908 года, похоронен на Новодевичьем кладбище, рядом с могилой А. П. Чехова.

Описания Усмани, ее обывате­лей, отдельных событий неодно­кратно встречаются в произведе­ниях Эртеля, дают представление о жизни города в 70-е и 80-е годы. Так, в «Гардениных» опи­сываются унылые, запыленные улицы города, усманская «деся­тая» ярмарка, непролазная осен­няя топь гати за Девицким мос­том; в «Смене» дается картина общего вида «городка Зет», об­раза жизни обывателей его, рас­сказывается о предстоящем от­крытии общественной библиотеки. В рассказе, «Жолтиков» описыва­ются различные слои местного общества, их интересы, в расска­зе «Обличитель» бичуются небла­говидные поступки усманских деятелей.

Как настоящий художник, Эртель был далек от прямого фо­тографирования, он творчески обобщал свои наблюдения, но современники легко угадывали характерные черты личностей, явившихся прототипами героев его произведений.

Так, в романе «Смена» «милли­онщик» А. Р. Алферов и его сын Иван Антонович — близки и подлинному портрету усманских купцов Г. Д. и А. Г. Сукочевых. Купец В. К. Кудинов с сыновьями списан с семьи Огарковых; лю­битель политики, ростовщик Лукичев — взят с купца И. С. Пашутина, обрисованного и в рассказе «Жолтиков». В романе «Гарденины» купец И. Ф. Еферев — зто книголюб И. В. Фе­дотов, положивший основу усманской общественной библиоте­ке. В рассказе «Обличитель» вы­ведены уездный предводитель дворянства М. А. Охотников (Ахулкин), за неплатеж акцизного сбора со своего винокуренного завода подвергнутый штрафу в 112 тысяч рублей, а под фамили­ей Склянкин выведен богач А. А. Скляднев, бывший и городским головой, и директором банка. В рассказе «Идиллия» под фамили­ей Г. А. Пожарского фигуриру­ет местный помещик, земский деятель Г. Б. Бланк, в 50-е годы получивший всероссийскую из­вестность своей статьей «Русский помещичий крестьянин», восхва­ляющей крепостное право.

Немало у Эртеля и пейзажных картин нашей природы, мастерски написанных пером человека, го­рячо любящего родные степи, бесконечную ширь полей, «тени­стые рощи с заботливым гамом грачей, мечтательным переливом иволги и серебристыми трелями соловья...»

Б. КНЯЖИНСКИЙ.
КНЯЖИНСКИЙ, Б. Писатель и Усманский край // Новая жизнь.- 1968. – 17 февр.

 

ПИСАТЕЛЬ П. В. ЗАСОДИМСКИЙ И А.И. ЭРТЕЛЬ

Весной 1875 года в Усманский край Воронеж­ской губернии приехал писатель-народник Павел Васильевич Засодимский с женою Александрой Николаевной, закончившей акушерские курсы и получившей на­значение в городскую боль­ницу Усмани. К моменту своего приезда он уже был автором повести «Греш­ница» и «Хроника, села Смурина», активным уча­стником народнического движения и одним из за­чинателей демократиче­ской литературы. 70-х го­дов, воспитанный на про­изведениях А. Герцена, Н. Чернышевского, Н. Не­красова. С последним он был знаком.

Павел Владимирович знакомится с местным купцом, страстным библиофилом Иваном Василь­евичем Федотовым и ста­новится постоянным чита­телем лучшей библиотеки города, насчитывавшей около двух тысяч книг, а также ежегодных комп­лектов петербургских и московеких журналов — «Вестник Европы», «Де­ло», «Отечественные запи­ски», некрасовский «Со­временник».

В доме И. В. Федотова Засодимский знакомится с его зятем Александром Ивановичем Эртелемм, женатым на стар­шей дочери Федотова — Марии Ивановне, и делав­шим первые литературные шаги на поэтическом поприще. Впоследствии, вспо­миная эту встречу, Засо­димский писал: «У Федо­това однажды я встретил молодого человека, при­ехавшего с хутора за кни­гами. Этот юноша-блондин, высокого роста, худоща­вый, симпатичной наруж­ности, с мягким ласкаю­щим взглядом добрых за­думчивых глаз — был Александр Иванович Эртель. Тогда ему было не более двадцати лет... Это был человек, богато ода­ренный умственными сила­ми, умело и широко вос­пользовавшийся средства­ми к самообразованию, деятельный, энергичный, человек великодушный, всегда, при всякой возмож­ности Оказывающий по­мощь близким, делавший добро — но без шума, без реклам, человек с душою нежной, чуткою, отзывчи­вой...»

В свою очередь Эртель писал в автобиографии: «С каким трепетом, и с каким внутренним востор­гом увидал я «живого» петербургского настояще­го литератора... Я в то время не видел недостат­ков ни в способе его мы­шления, ни в его убежде­ниях и взглядах. Это был мой идеал. Мы быстро со­шлись. Павел Владими­рович раза два в лето го­стил у меня в хуторе, приезжал и зимою на Рождество — уже из С.- Петербурга».

Засодимский прожил в Усмани около двух лет и был частым и желанным гостем в доме многочис­ленного семейства Федо­товых, оказывая своими советами и наставлениями в литературных начина­ниях А. И. Эртеля. Сле­дует подчеркнуть, что влияние личности самого писателя было настолько велико на детей Федотова, что в последующем его народнические мировоз­зрения оказали большое влияние на формирование революционных настрое­ний Анны Ивановны Фе­дотовой, ставшей деятель­ным членом революцион­ной организации «Народной Воли» (так называемый процесс 21).

В конце 1877 Засодимские навсегда по­кидают Усмань и уезжают в Петербург.

30 декабря 1877 года в столице произошло ог­ромное общественное и политическое событие — похороны Н. А. Некрасова — любимого поэта Павла Владимировича. В письме от 31 декабря к Эртелю Засодимский писал: «Ве­роятно, Вы уже знаете, о смерти Некрасова. Да! Замолкла «муза мести и печали», «приют певца угрюм и тесен, и на устах его печать». Вот что я ду­мал, когда смотрел на не­го, лежащего в гробу...».

В середине апреля сле­дующего года по просьбе Эртеля он пересылает ему письменное изложение своей речи на похоронах великого поэта России, которую он держал после, выступления Ф. М. Досто­евского. К этому времени между ними завязалась оживленная переписка.

Это подтверждают сохра­нившиеся 27 писем Засодимского к Эртелю. В это время он помогает начи­нающему писателю в пе­чатании в народнических периодических изданиях первых публицистических произведений — «Письмо с Усманского уезда» и рассказа «Переселенцы». Получив содержание рас­сказа и прочитав его, За­содимский писал Эртелю: «Он мне пришелся совер­шенно по душе. Я не про­рок, но угадчиком быть могу, и вот что скажу Вам по поводу Вашего первого произведения: если вы выработаете сжа­тый, краткий слог, выра­ботаете простой русский язык, если Вы станете держаться той дороги, на которую вступили в этом первом рассказе, если бу­дете разнообразить тему, Вы заслужите почетную известность в литератур­ном мире».

В январе 1878 года Эр­тель приезжает в Петер­бург, где при содействии своего покровителя знако­мится с революционно настроенным студенчест­вом. А в следующем году он принимает предложе­ние Засодимского заведо­вать петербургской биб­лиотекой писателя на углу Литейной и Невского, в стенах которой он знако­мится с видными предста­вителями литературного народничества — Н. И. Златовратскйм, И. И. На­умовым. И. Ф. Бажиным и Гл. И. Успенским.

Несмотря на сложные жизненные, и литератур­ные пути двух писателей, дружба, начатая в уезд­ном городе Усмани, про­должается более трех де­сятилетий. Пророческими стали слова II. В. Засодимского, оценившие та­лант Эртеля, чье творче­ство и палитру художест­венного слова высоко ценил гений русской лите­ратуры Лев Николаевич Толстой.


В. СЕРГЕЕВ, краевед.