Храм Покрова Пресвятой Богородицы / Покровская кладбищенская церковь
Храм Покрова Пресвятой Богородицы / Покровская кладбищенская церковь

В 1832 году усманскому купцу Венедикту Алексеевичу Кузнецову разрешено было по­строить на кладбище Покровскую церковь постройка которой была закончена в 1834 году.
Церковь была каменная, холодная, без ко­локольни, причислена к собору, и богослужение исполнялось в ней священниками Со­борной церкви по очереди.
Под алтарем, с южной его стороны, «хра­моздатель» устроил подземелье, предназна­ченное для фамильного склепа Кузнецовых. Но Преосвященный Арсений не разрешил подалтарного склепа, и подземелье было обра­щено в складочное место.

Покровский храм имел в длину 18 арш. В церкви был устроен дубовый иконостас. Каменная, отдельно стоящая колокольня построена во второй половине 1840-х гг.
По данным 1847 г., Покровская церковь «каменная без приделов, … крепка, с
каменной кругом оградой и строящейся колокольней» 17 июня 1883 г. Тамбовская духовная консистория обратилась в Строительное отделение Тамбовского губернского
правления по поводу рассмотрения проекта распространения Покровской церкви. Представлены были план и фасад напостроение при храме трапезной с объяснительной запиской и актом обследования грунтов. Записку составлял и, ве-
роятно, делал проект младший архитектор А.И. Карапетов. Как оказалось, грунты под слоем чернозёма оказался надёжными – глина на глубине 1 арш. 6 верш., а фундамент предполагалось заложить на глубину 2 арш. 8 верш. Проект был утверждён с условием, что за проведением работ по строительству трапезной части будет наблюдать архитектор.
Через некоторое время была построена, отдельно от церкви, каменная колокольня (в 40-х годах она уже существовала). Церковь, бывшая до 1884 года весьма ма­лого размера (длина вместе с алтарем — 18 аршин), в народе носила название «Покровчик», каковое она сохраняет еще и до настоя­щего времени.
До 1883 г. кладбищенская церковь считалась приписной к Богоявленскому собору. При соборе и приписной Покровской церкви положено было быть протоиерею, двум священникам, диакону и трём псаломщикам, но был ещё и сверхштатный псаломщик. В том же 1883 году Преосвященный Палладий II (Ганкевич), епископ Тамбовский и Шацкий
обратился в Св. Синод: «Усманская городская управа и попечитель кладбищенской Покровской церкви г. Усмани купец Григорий Сукочев вошли ко мне спрошением, с приложением копии журнала Усманской городской думы от 21 июля 1883 года, об определении к Покровской церкви особого наличнаго причта из священника и псаломщика, в обеспечение которых собрание Думы положило назначить жалованья из городскихсредств 500 рублей в год и отвести подквартиру помещение в городском зда-нии, находящемся близ означенной церкви в том размере, какое семейномуположению окажется нужным». Приэтом сообщалось, что Консистория поддержала прошение, а епископ утвердилэто решение об открытии прихода, т.к.содержание его достаточно. Материальное обеспечение причта основывалось на имуществе храма: «земли пахотной в 2-х участках, в первом 96 дес. 1 524 саж., из оной под лесом и топями 26 дес., во втором – 87 дес. 87 саж. Банковские билеты на сумму 5 500 руб. в т.ч. 750 руб. за землю, отчуждённую под водокачальню Козлово-Воронежской железной дороги».
31 октября 1883 г. последовал Высочайший указ о том, что принимая во внимание обеспечение прихода, «учредить особый штат из священника и псаломщика при бесприходной Покровской церкви». В том же году назначен штат Покровского храма. Первым его священником стал Фотий Иоаннович Несмелов, вторым, с 1890 года Пётр Григорьевич Княжинский.
В 1884–1885 годах сооружена и освящена каменная трапезная, соединившая
храм с колокольней, годом ранее вокруг церкви устраивается ажурная кирпичная ограда.

Отец Пётр Княжинский на несколько десятилетий становится довольно заметной фигурой в общественной жизни Усмани.  Кроме того, о. П.Г. Княжинский в разное время работал законоучителем в Покровской церковно-приходской школе и в усманской женской гимназии. В период Первой Мировой войны священник Пётр Григорьевич Княжинский был депутатом от духовного ведомства при Усманской городской думе и избирался членом Военно-Промышленного комитета. Будучи крайне загруженным службой в храме и общественной работой, о. Пётр Григорьевич находил время для воспитания своих детей – Бориса (р. 1892 г.), Виктора (р. 1894 г.), Софьи (р. 1898 г.) и Юрия (р. 1907 г.).  Почти 40 лет прослужил о. Пётр в г. Усмани. Труды его были отмечен наперсным крестом и орденом св. Анны III ст. Приведённый о. Петром Княжинским
в достойное состояние Покровский храм был благосклонно воспринят Преосвященным Иннокентием (Беляевым), епископом Тамбовским и Шацким в сентябре 1903 г. при посещении Усмани: «Кладбищенская церковь размером меньше … приходских церквей, но она также, как и те, имеет полное благоустройство снаружи и благолепно украшена внутри. Утварью и ризницей снабжена хорошей и в большом количестве; содержится церковь в надлежащем порядке. Обязанности певчих в кладбищенской церкви исполняют монахини Усманского Софийского монастыря, живущие на монастырском подворье в городе. Владыка указал о. настоятелю и церковному старосте на необходимость завести при храме собственный хор певчих помимо монахинь, кои, согласно уставу монастырскому, должны постоянно жить в монастыре и не бродить по городским храмам в качестве певчих… Документы церковные найдены все в исправности» .
Осмотревший в 1910 г. усманское городское кладбище епископ Тамбовский
и Шацкий Кирилл (Смирнов), нашёл его и Покровский храм в достойном виде: «Кладбищенская церковь г. Усмань своим внешним и внутренним благоустройством, благолепным иконостасом и своей чистотой производит хорошее впечатление. Видимо о. настоятель и церковный староста очень много заботятся о благолепии храма и изыскивают много средств на его украшение. Пение хора простое, стройное, умилительное".
По данным описи из страховой оценки 1910 года Покровская кладбищенская церковь «каменная, крытая железом, окрашенным зелёной масляной краской, внутри и снаружи оштукатурена. Длина церкви с колокольней 19 саж., ширина 5 саж., высота до верха карниза главной 7 саж., средней части храма 3 1/2 саж. Больших окон 20 шт., малых 4 шт. Длина иконостаса 15 1/2 арш., высота 12 арш., оценён в 2 000 руб. Церковь отапливается одной духовой печью. Колокольня в 3 яруса, общей высотой до верха карниза 9 1/2 саж. Ближайшая к церкви чужая постройка – богадельня – на расстоя-
нии 20 саж. к северо-востоку. Церковь устроена в 1836 г. Здание сохранилось хорошо. Оценено вместе с иконостасом и колокольней в 42 000 руб.
При Покровской церкви в начале XX вв. находилась богадельня для престарелых лиц обоего пола, устроенная и содержащаяся на средства купца Григория Дмитриевича Сукочева20 и мещанки Ивановой (илипомещика Иванова).«Помещение богадельни просторное, сухое и чистое». По данным на 1907 г., призреваемых в ней было 40 человек, из них 16 мужчин и 24 женщины  В 1908 году в ней содержалось 25 человек – 10 мужчин и 15 женщин. В 1915 г. богадельня носила название «Сукочева-Иванова».
При храме, как минимум с 1892 г., действовала церковно-приходская женская одноклассная школа, которая с 1898 г. размещалась в каменном здании, устроенном трудами о. Петра Княжинкого. «Каменная, крытая железом, окрашенным зелёной масляной краской, внутри оштукатурена. Длина школы 19 арш., ширина 9 арш., высота до верха карниза 4 3/4 арш., дверей 6 шт., окон 13 шт. по 2 1/2 арш. в высоту и по 1 1/2 арш. в ширину. Оценена в 2 000 руб.» В 1910 г. в ней обучалось 60 девочек. «Кладбищенская школа по своему внешнему и внутреннему благоустройству может служить образцовой для всех школ Усманского уезда, каковой, конечно, и должна быть школа о. наблюдателя».
Штат Покровского храма в начале XX в. составляли священник и псаломщик. «Братский годовой доход 1 500 руб., в том числе причт получает вознагражде ния от города в размере: священник 375 руб., псаломщик 125 руб. Причтовый капитал 7 800 руб. Церковный капитал 1 500 руб. Причт пользуется квартирой от города: у священника 19×11 кв. арш., у псаломщика 11×10 кв. арш.». Пожертвованная храму земля ежегодно приносила 1 000 руб. дохода.

В советское время разграбление Покровской церкви и кладбища началось с изъятия в 1922 г. серебряной утвари, выявленной при описи имущества: «1 Еванелие, крышки обложены серебром, 1 евангелие с верхней крышкой, 5 серебряных крестов, наперсный серебряный крест с серебряной цепью, 2 сосуда с принадлежностями, 1 серебряная дарохранительница, 2 серебряных дароносицы, 1 серебряное кадило».

Настоятель храма о. Пётр Княжинский в апреле 1928 г.  был арестован за антисовет-
скую агитацию, которую он, якобы, проводил под видом работы общества трезвости при кладбищенском храме, а 10 августа т.г. постановлением особого совещания ОГПУ освобождён из-под стражи с «лишением права проживания в Москве, Ленинграде, Харькове, Киеве, Одессе, Ростове-на-Дону, означенных губерниях и округах Центрально-Чернозёмной области сроком на три года». Его преемник Василий Иванович Казанский в 30-е годы был осуждён на 10 лет лагерей».

Богослужения в Покровском храме продолжались все 1930-е гг., поскольку власти не решались закрыть все храмы в городе и решили самый «незаметный» из них, спрятавшийся в тени кладбищенских деревьев, оставить до «последних
времён».
После закрытия храма в 1939 г. верующие города Усмани уже через год начали ходатайствовать пред местною властью о возобновлении служб в кладбищенской церкви, но все эти просьбы были отклонены.
В 1942 г. Покровский храм был взорван с целью использования полученных при этом строительных материалов для устройства взлётно-посадочной полосы аэродрома. По воспоминаниям старожилов, фундамент церкви сохранялся до 1945 г.

В настоящее время на месте Покровской церкви находится котлован в центре старого кладбища, а над ним возвышается поклонный крест.


Священно- и церковнослужители храма Покрова Пресвятой Богородицы:
Священники:
Несмелов Фотий Иоаннович – 1883–1890
Княжинский Пётр Григорьевич – 1890–1928
Казанский Василий Иоаннович – 1920–1937
Муравьёв Виктор Феодорович – 1937–1939
Псаломщики:
Золотницкий Иван Иванович – 1883–1885
Вендряевский Михаил Алексеевич – 1887
Андреев Николай Дамианович – 1890–1893
Туголуковский Тихон Павлович – 1902–1911
Никольский Иоанн Ильич – 1920–1928