Усманское городское Покровское кладбище

Кладбище получило свое начало приблизительно в 1815-1820 годы XIX стоолетия. Оно долгое время не превышало размеров предшество­вавшего ему. Очевидно, в большем пока не представлялось нужды.
В 1832 году усманскому купцу Венедикту Алексеевичу Кузнецову разрешено было по­строить на кладбище Покровскую церковь, постройка которой была закончена в 1834 году. Церковь была каменная, холодная, без ко­локольни, причислена к собору, и богослу­жение исполнялось в ней священниками Со­борной церкви по очереди.
От храма и кладбище стало называться Покровским. В 1883-м году был установлен при Покровской церкви особый штат, независи­мый от собора. С этого же года начинается кладка новой кладбищенской ограды, зах­ватившей вновь отрезанный городом учас­ток земли.

До сего времени кладбище представляло собой заросший бурьяном пустырь, на котором вольготно пасся скот из 46 прилегающих дворов. . Скотина свободно бродила по могилам... Почти совершенно не было ра­стительности, которая обеззараживала бы кладбищенский воздух. Через кладбище проходила проезжая дорога, а захоронения проводились довольно хаотичным образом.

План г. Усмань конца 18 в, ГАТО. 1- кладбище

С назначением самостоятельного штата в Покровскую церковь началось благостроение кладбища.
В 1896 году священник П.Г.Княжинский обратился в Городскую Думу с заявлением отно­сительно способа приведения кладбища в над­лежащий вид, и Дума в заседании своем 12 июня того же года постановила: «Для распланирования надлежащим образом кладби­ща назначить от города попечительство из гласных: В.Г.Грекова, А.Г.Сукочева, И.Е.Са­фонова и И.Т.Новоселова, включив в состав и старосту Кладбищенской церкви с участи­ем местного священника, которым и пору­чить составить план кладбища с подразделе­нием на разряды и принять способ к укра­шению кладбища».
В 1896 году усманский земской землемер Яковлев составил план Покровского кладбища с расположением памятников на нем. План был выполнен на полотняной кальке отмывной цветной тушью.
Были разбиты дорожки, разделившие клад­бище на правильные участки, которые затем были обсажены всевозможными деревьями с преобладающими елью, сосной и тополем. В кладбищенской ограде с западной стороны заложены были ворота, и таким образом уничтожалась проездная дорога, что значи­тельно способствовало благоустроению клад­бища. Вдоль ограды были также насажены деревья, большею частью береза и клен. Кладбище со­вершенно изменило свой вид. Дикий бурьян превратился в густую траву, дающую клад­бищу ежегодный доход не менее чем в 50 рублей. Кривые узкие тропинки сменились широкими прямыми дорожками-аллеями, окаймленными непроницаемой стеной кус­тарниковых растений; красивый цветник, окруженный высокими мохнатыми елями и туями, притягивает внимание посетителей кладбища. Кладби­щенский вход запираелся в 8 часов вечера. В штат кладбища были введены садовник, дворник и сторож.
Осмотревший в 1910 году Усманское городское кладбище епископ Тамбовский и Шацкий Кирилл (Смирнов) нашел его и Покровский храм в достойном виде: «Кладбище содержится в отличном порядке. Могилы почивших расположены правильными рядами, все дорожки тщательно прочищаются, посыпаются песком и и обсажены красивыми кустарниками и цветами».

В августе 1910 года сын священника о. Петра Борис составил пол­ную опись всех надписей на памятниках и крестах кладбища (345 надписей). Опись эта, вместе с указателем к ней, хранилась в биб­лиотеке кладбищенского священника.

Схематический план Покровского кладбища. Рисунок Бориса Княжинского, 1910 год. Усманский краеведческий музей.

 

Один из потомков о. Петра Княжинского – Виктор Ярцев писал: «Еще в моих детских воспоминаниях хранится прекрасный памятник семьи Бланк. Г.Б.Бланк – крупный землевладелец и член земской управы. Их семейный памятник представлял собой площадку обрамленную черным гранитным бардюром, на которой располагалось несколько мраморных надгробий, а в восточной стороне площадки стоял большой, в человеческий рост мраморный крест".

Склеп семьи Никулиных, построен между 1910-1916 г.г.

На кладбище был один единственный склеп. Склеп принадлежал семье генерала Никулина. В документах упоминается только А.Ф. Никулин – гласный городской думы. Был ли он отставным генералом, или то, был его отец, неизвестно.


Большие добротные памятники были у Новоселовых, Кузнецовых, Сукочевых, Богомоловых. Много было красивых кованных металлических крестов кузнечной работы.

Стихийный разгром кладбища начался со времен революции. Сначала были разрушены дом священника и богадельни при кладбище. Упразднены должности штатного садовника и сторожа, уничтожены цветники.. Затем сломали ворота, главную аллею сделали проездей дорогой для гужевого транспорта. Захоронения производились прямо на поперечных аалеях и дорожках. Настоятель Покровского храма протоиерей Петр Княжинский лишен права проживания в Усмани.
Но пик разгрома кладбища пришелся на годы Великой Отечественной войны. На месте Покровского кладбищенского храма – яма и кучки битой штукатурки. Ничтожены ажурная ограда, склеп Никулиных, пропали мраморные и гранитные памятники…Только несколько крупных лежали поваленными на земле, а средние и мелкие исчезли бесследно.